20.02.2016

Вот уже тринадцатый год работаю в сфере защиты бизнеса от юридических проблем и замечаю, что для многих бизнесменов такие слова, как «закрыть бизнес» и «ликвидировать фирму», – совсем не синонимы. Многие предприниматели понимают, что дешевле и проще «бросить фирму», чем идти на официальную ликвидацию. Русское авось помогает бизнесменам переждать трёхлетний срок исковой давности, а иногда и многолетние сроки для привлечения к уголовной ответственности. Предприниматели боятся контролирующих органов, но редко боятся тех, кому они должны вернуть долги.

При ликвидации действует «правило тишины»: даже если у вас есть небольшие долги, но вы никому не интересны, то и ликвидироваться у вас получится за минимальный 2,5-месячный срок без проверок – просто и незаметно.

На ликвидацию решаются только те, кому фирма действительно мешает и нужно «слить концы в вводу». Такое бывает, когда на фирме долги или она примелькалась у проверяющих органов. Не секрет, что часто предприниматели держат не только фирму на «упрощ`нке» и «с НДС», но и для «чёрных» и «белых» дел. Фирмы с плохой репутацией, не дожидаясь трёх лет с момента регистрации, отправляют на кладбище через Вестник государственной регистрации, дабы избежать плановых проверок. Некоторую сумятицу в привычные планы внес 3-летний мораторий на проверки для малого бизнеса, который начал действовать с 1 января 2016 года.

Варианты ликвидации

Сразу оговорюсь, что ликвидация в понятии бизнеса – это не столько исключение из Единого госреестра юрлиц (ЕГРЮЛ), сколько потеря связи между владельцем и конкретными проблемами конкретной фирмы.

Причины ликвидации обычно сводятся к следующим (в порядке распространённости):

  1. Необходимость избежать проверок органами власти
  2. Долги перед клиентами и другими кредиторами
  3. Фактическая ликвидация бизнеса (потеря клиентов, утрата интереса, старость, усталость, изменение конъюнктуры рынка и т.д.)
  4. Необходимость раздела имущества фирмы (корпоративный конфликт, добровольный «раздел» бизнеса)

В отличие от предпринимателей юристы чётко делят ликвидацию на добровольную (по решению её владельцев) и принудительную (по решению государственных органов). Где-то между ними находится ликвидация через процедуру банкротства, которую можно инициировать как по решению владельцев, так и в принудительном порядке, если заявление о банкротстве в суд подадут кредиторы, которым фирма должна больше 300 тыс. рублей. Однако инициирование банкротства не означает ликвидацию. Заметим, что в российской действительности продолжение деятельности после банкротства – явление редкое.

Добровольная ликвидация

Это самый безопасный способ закрыть свою фирму, если у вас нет долгов или имущество покроет их. Процедура длительная – около 2,5-3 месяцев, однако гарантирует меньшее количество неприятных сюрпризов, чем любой другой способ. Согласно последним изменениям в законодательстве при ликвидации нужно знать:

  1. Чтобы уведомить кредиторов о ликвидации (это обязательно) нужно подать публикацию в Вестник государственной регистрации.
  2. Публикацию в Вестник можно подать только после получения листа записи, однако с учётом и ранее существующего требования об уведомлении о принятии решения о ликвидации в течение 3 дней это удлиняет срок ликвидации всего на 9-10 дней.
  3. В период до завершения налоговой проверки или до окончания судебного дела по взысканию долга с ликвидируемой фирмы закрыть её нельзя.

Если в процессе ликвидации ликвидационная комиссия (ликвидатор) установит, что стоимость имущества фирмы недостаточна для удовлетворения требований всех кредиторов, либо при наличии признаков банкротства юридического лица ликвидационная комиссия (ликвидатор) обязана обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании фирмы банкротом (ч. 2 ст. 224 Закона о банкротстве, абз. 2 ч. 4 ст. 63 ГК РФ). Если ликвидатор не подаёт заявление в течение месяца с момента обнаружения недостаточности имущества для расчётов с кредиторами, то он сам может быть привлечён по долгам фирмы к субсидиарной ответственности, если денег не хватит всем заявленным кредиторам. Не стоит забывать, что внесение сведений и о подставном (фиктивном) ликвидаторе с марта 2015 года теперь является преступлением согласно ч. 1 ст. 173.1 УК РФ, как и сама деятельность по сопровождению такого процесса ликвидации фирмы (ст. 173.2 УК РФ).

Банкротство

Единственный законный способ ликвидации с долгами. Если компания попадает в банкротство по заявлению ликвидатора, то такие дела рассматриваются в упрощённом порядке: ликвидируемая компания сразу минует стадию наблюдения и выходит в конкурсное производство – распродажу имущества. Обычно такая ликвидация стоит у арбитражных управляющих дешевле, чем любое другое банкротство. Именно арбитражные управляющие обычно оказывают такие услуги по ликвидации, ведь результатом работы будет именно исключение фирмы из ЕГРЮЛ. В этом случае это почти всегда окончательно и бесповоротно! Срок такой ликвидации не бывает меньше 6-8 месяцев, но может быть больше, если кредиторы найдут зацепки и начнут оспаривать сделки вашей фирмы за последние 3 года. К примеру, сделки по продаже по дешёвке имущества «родственным» фирмам, по выводу активов и в особенности сделки с предпочтением одному из кредиторов, совершённые в последний месяц перед подачей заявления о банкротстве. По своему опыту скажу, что стоимость такой услуги в Калининграде колеблется от 300 тыс. и выше в зависимости от масштабов бизнеса и наличия «скелетов в шкафу», с которыми придётся бороться юристам компании-банкрота и арбитражному управляющему, чтобы защитить интересы менеджмента и владельцев. Обычно для такой работы приходит команда арбитражного управляющего или специализированная юридическая фирма.

Бросание фирмы

В иностранных юрисдикциях «бросание фирм» с долгами обычно приводит к таким негативным последствиям, как невозможность зарегистрировать фирму снова или стать руководителем организации вообще. В России пока таких проблем нет, поэтому некоторые владельцы бизнеса предпочитают не тратить деньги и силы, а просто закрыть счёт, дожидаясь её исключения из реестра как недействующей. Последствия равносильны тому, что её ликвидировали. Однако ещё более уверенные в себе бизнесмены предпочитают просто бросить фирму, иногда сменив её адрес, а иногда и участников. Ещё более уверенные в себе люди регистрируют фирму с таким же названием и по тому же адресу и продолжают работать, а в случае проблем с проверяющими и судебными приставами говорят: «То другая фирма, вот моя с другим ИНН. О старой ничего не знаю!» Любой практикующий юрист скажет, что это не решение проблем, а скорее уход от них, однако, учитывая не очень высокую правовую грамотность граждан и бизнеса (особенно малого) и отсутствие традиций обращения к юристам со стороны кредиторов, такая форма ухода от проблем оценивается в свои 20-30% успеха. 

Альтернативная ликвидация

Альтернативная ликвидация прочно засела в головах предпринимателей как наиболее лёгкая и дешёвая (в среднем от 25 до 50 тыс. рублей) форма избавиться от проблем с фирмой. Суть её в присоединении такой фирмы к другой фирме-донору, которая находится в комфортной налоговой инспекции, где в большинстве случаев исключается выездная налоговая проверка, которая согласно Налоговому кодексу РФ вполне себе имеет право быть проведена. Часто присоединение происходит к фирмам из Татарстана, бывают ещё Дагестан, Чукотка и любой другой дальний регион на выбор. Для жителей Сибири, Урала и Дальнего Востока это далёкая и «безграничная» с большой Россией Калининградская область. Но на слуху именно другие регионы, Калининградская область пока не стала последним пристанищем для умирающего российского бизнеса. Ликвидировать одну фирму дорого, поэтому юристы придумали проводить реорганизацию и присоединять по пять, реже 10 таких фирм из разных регионов, затем идти на добровольную ликвидацию.

Вот только клиентов альтернативной ликвидации часто забывают предупредить, что они становятся участниками фирмы-донора вместе с другими такими же клиентами. Налоговая проверка (в случае массового присоединения вероятность её повышается) будет проведена в отношении всех присоединённых фирм. Иногда организаторы подобных «ликвидаций» не заморачиваются на ликвидацию, а попросту бросают фирмы-доноры, а документы «теряются». При такой «ликвидации» ответственность по долгам фирмы будет прекращена с её ликвидацией, а вот отвечать за неуплату налогов придётся руководителю, который и создал эти проблемы в период работы фирмы. Уйти от личной ответственности за налоговые преступления с помощью ликвидации фирмы вряд ли получится.

У налоговой уже наработана практика «оживления» ликвидированных фирм через суды. Но целью является доначисление налогов (чаще всего НДС) расчётным путем, ориентируясь на сведения о движении денег по расчётным счетам за прошлый период. Расчётный путь удобен для налоговой и потому, что по новому месту нахождения фирмы-донора, к которой присоединена ваша фирма, вряд ли кто получает документы и сможет предоставить по запросу налоговой первичную документацию. Неприятно и то, что, «сливая фирму», вы не знаете ничего о требованиях налоговой, которая, не получив денежных средств в течение двух месяцев от фирмы-донора по требованиям об уплате налогов, должна отправить документы в правоохранительные органы для возбуждения уголовного дела, если сумма задолженности больше 1,8 млн рублей. В некоторых случаях достаточно всего 600 тыс. рублей задолженности по налогам. Бывший владелец фирмы может узнать о своих проблемах уже в период проверки по заявлению налоговой или после возбуждения уголовного дела.

Ранее существовавшие варианты с простого «скидывания» фирмы на «номинала» практически ушли в прошлое по причине высоких рисков быть привлечённым к уголовной ответственности.

C 2011 года использование подставных лиц является преступлением, предусмотренным ст. 173.1 УК РФ, за что предусмотрено лишение свободы до 3 лет. С марта 2015 года уголовная ответственность теперь введена за представление данных, повлёкшее внесение в ЕГРЮЛ сведений о подставных лицах – директорах и участниках. Вы же помните зиц-председателя Фунта из «Золотого телёнка»? Правда, в отличие от Фунта, которому полагалось двойное жалованье в тюрьме, нынешние номиналы предпочитают не отсидеть, а теряться на просторах России-Матушки или попросту сдавать своих хозяев при первом же допросе. Сложно себе представить, что номинал возьмёт всю вину на себя. Ведь даже это влечёт для него ответственность по ст. 173.2 УК РФ за предоставление документов для внесения сведений о себе как о подставном лице. Всё это осложняется тем, что владелец фирмы для альтернативной ликвидации вступает в сговор с юристами, что грозит уже каждому до 5 лет лишения свободы. Отдельно хочу заметить, что само по себе внесение сведений о подставных лицах и приобретение документов у подставного лица обычно идут вместе и совершаются одними и теми же лицами, что в сумме «тянет» на 8 лет лишения свободны. Практика привлечения к такой ответственности единична, но уже имеется.

Офшорная ликвидация

Пока относительно законной разновидностью ликвидации по аналогии с альтернативной ликвидацией является смена участников на вполне легально существующую иностранную фирму без признаков «однодневки». Обычно выбираются компании из стран, с которыми у России минимальные юридические связи, учредителями таких компаний чаще всего являются адвокаты. В случае заинтересованности правоохранительных органов поговорить с директором иностранной компании достаточно сложно – после выдачи доверенности на представление интересов в России (опять же адвокату) такой директор зачастую увольняется. Реестр акционеров такой компании обычно закрыт, акции могут быть на предъявителя, а представитель-адвокат, которого могут допросить правоохранительные органы, готов последним сообщить, что отношения между ним и иностранным клиентом – адвокатская тайна, а сам он свидетель. Поэтому он может воспользоваться вдобавок к гарантиям адвокатской тайны и свидетельским иммунитетом, использовав ст. 51 Конституции РФ, позволяющую не свидетельствовать против самого себя.

Важно понимать, что все виды ликвидации не избавляют руководителей от уголовной ответственности за неуплату налогов и сокрытие имущества для его уплаты. Руководитель и иные контролирующие компанию лица (участники или даже реальные владельцы бизнеса) могут быть привлечены к субсидиарной ответственности по долгам фирмы в рамках банкротства фирмы при определённых условиях. Они отвечают за свои действия в тот период, когда они им совершались, независимо от того, кто и как стал потом руководить фирмой. Действует чёткий принцип персональной ответственности.

Причины появления столь специфичных для общемировой практики форм ликвидации, по моему мнению, вызваны серьезным прессингом налоговых органов в отношении компаний, которые приняли решение о добровольной ликвидации. Ведь налоговые органы могут провести самую жёсткую форму контроля – выездную налоговую проверку согласно ч. 11 ст. 89 НК РФ независимо от сроков завершения предыдущей.

Способов для излечения проблемы, если вас «прихватили» с использованием подставных лиц, немного, но все они сводятся к самостоятельному инициированию банкротства или решению вопросов с кредиторами, а также ряду действий для предотвращения или снижения размера уголовной ответственности. В связи с этим важно знать, что ФНС РФ давно практикует самостоятельно инициировать банкротство компаний-должников и ставить своего арбитражного управляющего. Цель последнего – собрать как можно больше денег, проверяя оформление документов у всех, с кем имела дела фирма. Вознаграждение арбитражного управляющего зависит именно от того, сколько имущества он вернёт обратно должнику и как его продаст. Арбитражный управляющий – профессиональный юрист, финансист, который будет и умеет проводить анализ финансово-хозяйственной деятельности, искать подозрительные сделки и пытаться привлечь вас к уголовной ответственности. Доступ к информации, которой обладают налоговая и сам арбитражный управляющий, позволит им собрать нужную информацию и доказательства против вас.

Налоговый орган в обязательном порядке подаёт заявление о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя и участников, а часто и тех и других. Это, в свою очередь, означает, что бывшие владельцы могут ответить за то, что ими было сделано в период руководства – юридического или даже фактического – компанией.

Автор статьи:
Станислав Солнцев
управляющий партнёр ЮФ “Солнцев и партнёры”
dir@seplegal.ru
https://www.facebook.com/JurisLLC

специально для Presstons



Возврат к списку